Звеняцкий: — Я не политик! Фото Алексея ВоронинаДепутат Законодательного Собрания Приморского края Ефим Звеняцкий интересуется не только культурой.

На вопрос о том, насколько депутату Звеняцкому удается поддерживать огонь жизни в муниципальных очагах культуры Приморского края, Ефим Семенович всплеснул руками:

- Я не политик! Что мне о работе краевого парламента рассказать? Да я и хожу туда всего два-три раза в месяц... Для меня важнее личность, человеческое начало. И меня мало интересуют механизмы формирования краевого бюджета... Я просто пытаюсь воздействовать на депутатов своим присутствием, намекнуть, напомнить им о проблемах приморских культуры, образования и медицины, о проблемах инвалидов, бывших афганцев и людей пожилых.

Вот что меня действительно волнует, а всякие там дороги, программы и прочее - меня интересует, но не настолько. Конечно, я всегда проголосую и поддержу тех своих коллег, которые профессионально этим занимаются и знают толк в своем деле. Безусловно, такие люди есть в ЗС ПК.

Это они сделали политику своей профессией, а я не хочу менять профессию и продолжаю заниматься тем, что подарили мне родители, бог, земля - театральным искусством. Во всех остальных вопросах я малоразвитый человек и поэтому не хочу ими заниматься.

По-моему, слово всегда в конце концов может повлечь за собой определенный поступок, привести людей к действию, но пока мало что получается...

Я понял одну принципиальную вещь - депутат и в парламенте, и на своем месте избранника народного должен сохранять в душе интерес к тому делу, которым он занимается профессионально. Вот я и занимаюсь сохранением приморского театра и искусства. А так, по большому счету, в коридорах краевого парламента от коллег зачастую только и слышишь: денег нет... ни на что нет денег... сплошное "бла-бла-бла-бла"...

- Ефим Семенович, в таком случае вернемся к теме "очагов" культуры Приморья...

- Очаг - это такое красивое слово, но они, к сожалению, тлеют сегодня. Горение я просто исключаю, хотя вроде бы культурная жизнь в Приморье, слава богу, не остановилась. Что-то для культуры сегодня делается: ремонт краевой филармонии, переселение симфонического оркестра, его перекомплектация, приход новых дирижеров и прочее. Отрадно и то, что сегодня чрезвычайно активно проявляют себя наши художники: бесконечное количество выставок начиная с "Артэтажа", "Арки", картинной галереи просто радует. Вот это, на мой взгляд, как раз то самое горение, которое не вызывает дыма. Радуют успехи учеников музыкального училища, то что выпускники нашей музыкальной школы вошли в тройку сильнейших вокалистов в России и другие наши успехи. Но то, что наша приморская культура сегодня процветает, я просто не могу сказать. Я не сказал бы и слова "выживает".

Просто сегодня все держится на тех людях, которые пришли в культуру 20-30 лет назад. Честь им и хвала за то, что несмотря на трудности они не бросили свое дело и не предали его. Если говорить о том, что ЗС ПК, утверждая бюджет, увеличил финансирование культуры, то это просто смешно. Почему? Да потому, что бюджетные 270 миллионов рублей - это всего лишь 120 рублей на человека! Это просто наивная сумма. При советской власти у нас было по 3 копейки на брата, и теперь - по 120 рублей, что почти одинаково. У нас при слове культура по-прежнему срабатывает остаточный принцип финансирования. Вот это волнует больше всего...

К сожалению, "культурный" вопрос не стал темой нашего государства. Федералы исключили из госбюджета финансирование культуры областей и краев. Сегодня все театры, музеи, картинные галереи, симфонические оркестры финансируются из бюджетов регионов, то есть, в нашем случае, губернатором Сергеем Дарькиным. Конечно, он в силу возможностей культуре помогает, но по большому счету культура так и не получает должного финансирования. Средств на то, чтобы возвышать духовное просветление народа по-прежнему слишком мало...

- Но ведь можно найти какую-нибудь альтернативу. Например, как в былые времена, привлечь меценатов...

- Их сегодня почему-то стало слишком мало. Люди из бизнеса по-прежнему делают большие глаза, когда узнают какая маленькая зарплата у работников культуры, но на этом их охи-ахи заканчиваются. Поэтому большьшое спасибо всем, кто продолжает нас поддерживать материально. Я знаю депутатов Законодательного Собрания, которые постоянно перечисляют свою зарплату Академии искусств, музыкальным школам, ветеранам. Так поступает председатель бюджетного комитета Галуст Ахоян. Помимо этого он финансирует детский дом, который ему очень дорого обходится даже как бизнесмену.

Но таких людей, повторюсь, сегодня слишком мало и рассчитывать на поддержку меценатов нам не приходится. Хотя вроде бы забрезжил свет в конце тоннеля... Так вот, я в ближайшем будущем планирую уйти из-под краевой опеки - и как раз этим сегодня занимаюсь. Правда, пока только мысленно...

Я понимаю, что тема автономных учреждений культуры - это не тема парламента. Тем более, ею не должен заниматься творческий человек. Но автономия театра, например - это огромный массив, который приведет к серьезным бюджетным изменениям. Я хочу сделать из театра автономное учреждение, которое само могло бы зарабатывать. Пусть останется частичное финансирование администрации края - но мы не будем зависимыми и не будем бесконечными попрошайками.

- Не за горами 75-летний юбилей театра. С каким настроением готовитесь отметить эту солидную дату?

- Каждое утро все мы приходим в театр словно в храм божий. Люди обнимаются, целуются, говорят друг другу приятные слова. Театр - это наш дом, наша душа.

Конечно, и у нас, и в театральной жизни есть определенные трещины - всем ведь нелегко живется, всем ведь хочется жить красиво.

Но у актеров есть замечательный допинг: выйти на сцену и проиграть чужую жизнь, которую сочинил другой человек. И тогда он какое-то время верит, что может быть другим и жить по-другому. Люди, которые обитают в стенах нашего театра - это счастливые люди. Я хочу, чтобы мои актеры были счастливы. Поэтому стараюсь делать кассовые спектакли, чтобы мы всегда были на плаву. Юбилей театра мы планируем отмечать на протяжении десяти осенних дней. Мы продолжаем служить людям и благотворить их.