Подготовка к спектаклю в самом разгаре. Фото Алексея ВоронинаСпектакль по пьесе Александра Володина "С любимыми не расставайтесь" владивостокцы скоро увидят в постановке Ефима Звеняцкого

 

Хотим счастья, а получаем опыт: одним мешает вредная теща, другим так называемая психологическая несовместимость, на пути третьих встает измена. Чтобы понять, что это такое - "с любимыми не расставайтесь", надо действительно расстаться, "раздваиваясь под пилой", сесть в поезд, потерять чувство времени и реальности, трястись на верхней полке много суток... Чтобы вагон был прокуренный, а ты ощущал кожей, что отныне "мы" превратилось в бесприютное "я" и жизнь уже не подлежит реанимации. Все как в стихотворении Кочеткова, которое срослось в нашем восприятии с одноименной пьесой Александра Володина.

 

Бессмертную историю из жизни - двое встретились, полюбили, поженились, разошлись и поняли, что жить друг без друга не могут, - Ефим Звеняцкий рассказывает в своей интерпретации, раскрывая абсурдность того, что могут сделать с собой два человека и куда их может завести судьба. В то же время он не теряет на сцене искренность характерной володинской интонации, открывающей за бытом бытие.

Физиология развода

Ефим Звеняцкий: невероятное совпадение - премьера спектакля состоится как раз в день рождения Александра Володина. Фото Алексея ВоронинаЕфим Звеняцкий:

невероятное совпадение - премьера спектакля состоится как раз в день рождения Александра Володина.

Фото Алексея Воронина

 

 

Премьера спектакля намечена на выходные, билеты раскуплены, в театре царят оживление и суета последних прогонов. Актеры расположились на металлических перекладинах пожарного занавеса, расписанных граффити. Кругом трубы, неотесанные табуретки и герметические двери, образующие будто бы холодный и замкнутый бункер. Под гербом СССР развернулся суд, "самый гуманный в мире", как известно, всегда миривший супругов. Вот и Светлана Салахутдинова в черной мантии бросает казенные фразочки в сторону причудливой семейной пары. Люди, еще вчера клявшиеся в любви, сегодня здесь не муж и жена, а истцы и ответчики. Их смешные и горькие исповеди развертывают настоящую языковую феерию - они мямлят, гнусавят, коверкают фразы. Ефим Семенович, главный изобретатель в своей лаборатории, шлифует каждую мельчайшую деталь этой love story: командует, меняет местами актеров как шахматные фигурки, убирает свет, добавляет звук. "Стоп! Можно включить лампочку над гербом России? Спасибо! Она здесь неуместна! Ты почему не хромаешь? Ладно, не надо! Твой герой и так на голубого похож!".

 

Время действия в спектакле стилизовано прическами и костюмами - не очень точными относительно тогдашней моды и специально нелепыми и эксцентричными. Молодая особа в шортиках и прозрачной кофточке разгуливает по сцене, кружит вокруг банки с солеными огурцами и жадно уплетает батон - она тоже получает свою порцию ценных указаний: "На спектакль наденешь ДРУГИЕ носки, эти никуда не годятся!". "Говорите, говорите, проговаривайте роль!" - тем временем режиссер отстраивает освещение, прорабатывая каждую мелочь, это занимает много времени, и к концу работы от батона остается одна корочка. "Кинь огурчика! Дай хлебушка!" - шутят из зала актеры. Все весело, живо и динамично! Стоп, на сегодня хватит, продолжение следует.

 

 

"Представляете, оказывается, я только сегодня узнал, премьера спектакля состоится как раз в день рождения Александра Володина! Невероятное совпадение, и я как человек творческий начинаю думать, что там, наверху, уже все предрешено. Это своего рода знак для меня!" - восторженно рассказывает на ходу Звеняцкий.

 

- Такие предзнаменования вас часто посещают в жизни?

 

- Конечно. Я родился, и было предзнаменование, а называлось оно театр, вот с тех пор я живу под этим знаком.

 

- А с Днем Святого Валентина эту пьесу, историю любви, не связываете?

 

- Честное слово, об этом празднике я совсем не думал!

В СССР было все!

- Очень хорошо известно ваше отношение к драматургии Горина, Чехова, а как воспринимаете и чувствуете Александра Володина? Почему в театре Горького сегодня так актуальна и столь популярна советская классика? Сравнительно недавно вы ставили "Пять вечеров", и этот спектакль имел огромный успех.

 

- Володин долго оставался запрещенным автором. Как говорил критик Анатолий Смелянский, его героев в наше искусство дальше передней тридцать лет не пускали. Это был фон, глухая периферия советской драмы, ее безликий хор. В то время в студенческом театре института искусств я поставил "С любимыми не расставайтесь", спектакль шел полулегально в аудитории, и мне показалось, что тогда я переступил какую-то невидимую грань. Потом мне разрешили ставить "Ящерицу" и массу других пьес, так постепенно, шаг за шагом, раскрывалась для нас вся глубина творчества Володина, тайны, связанные с его именем.

Услышать шум времени

- Время, которое отразилось в пьесе Володина, вы ощущаете как прошедшее или настоящее?

 

- Выбрать нечто стоящее из современной драматургии - дело неимоверно сложное. А Володин, хотя и писал тридцать лет назад, сумел коснуться такого накала человеческих чувств, что тональность его пьес будет длиться годами и охватит разные поколения. Меня привлекает трагическая судьба Володина, он прошел фронт и войну, подвергался гонениям, его произведения долго не печатали. Почти все эти рассказы, и записки, и стихи - подлинная выстраданная жизнь. Ароматом этого времени я по-прежнему живу сейчас. "С любимыми не расставайтесь" тридцать лет назад и в третьем тысячелетии - различны словно небо и земля. С другой стороны, бесценный дар умения любить пронизывает века, и можно насчитать миллионы пар - Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта, Паоло и Франческа - в этом плане ничего не поменялось. Даже я в свои шестьдесят произношу с особым трепетом: "Любимая!". Главное - не изощряться в способах передачи и самоутверждении, а уметь услышать шум времени за окнами. Мне кажется, что Володин это время слышал, чувствовал и умел передать - и в прозе, и в стихах.

Бункер для души

- Меня удивили декорации - железо, гермодвери, трубы... Создается ощущение замкнутости, и в этом "бункере" вы поместили советский герб и разную символику того времени. Как это понимать в контексте сюжетной линии спектакля, расставания и любовных переживаний?

 

- Сегодня пытаться изобразить 70-е годы, когда писалась пьеса, - полный абсурд. Для современных молодых людей эта металлическая коробка (мы использовали пожарный занавес, который опускают после каждого спектакля ночью) - обычное пространство для party и тусовок. В то же время сквозь "бункер" - жесткую, холодную конструкцию - прорываются люди, пытаясь достучаться друг до друга, выразить чувство, душевное переживание, которое никто не может ни запереть, ни запретить. Этот момент виден в сцене в сумасшедшем доме, где очутилась героиня (раньше в советское время эта тема стояла под запретом: на территории СССР сумасшедших домов, как и секса, не было! Даже в фильме, где играет Алферова, она всего лишь заболевает). Итак, героиня в психушке пытается открыть окно: она распахивает одно, второе, третье, но всюду только холод пожарного занавеса.

 

- В чем трудность осмысления пьесы молодыми актерами?

 

- Нет никаких трудностей, наоборот, они мне очень многое подсказывают, ведь я не владею знаком современных отношений, не знаю некоторых мелких нюансов: как, к примеру, носят в носу или на пузе серьгу, тусуются в клубах. В пьесе задействованы талантливые актеры - Ваня Исьянов, Андрей Соломонов и другие. Главную роль Катерины исполнит выпускница Академии искусств Евгения Богинская. Работая в театре первый год, она уже сыграла продавщицу в спектакле "Пять вечеров" и Машу в "Трех сестрах" Чехова. Конечно, девчонке - большое счастье получить такую роль, да еще и сойти с ума при жизни, это надо иметь большой дар!
Миновали порнуху - окунулись в понты и показуху

 

- У Анатолия Смелянского есть очень хорошее определение для авторов, к чьим произведениям обращается современный театр, - "наши собеседники". Какими качествами должен обладать автор, чтобы стать вашим собеседником?

 

- Во-первых, к собеседникам я сразу отнесу Смелянского, хранителя театральных традиций России. Есть Белов, Можаев, Анчаров, Распутин, Астафьев, Арбузов, Рощин, Володин - драматургия, которую мы, словно манкуры, люди без памяти, к своему великому стыду, не знаем. Скажу больше, и это не крамола: я не знаю, кто написал хорошую современную пьесу с 90-х годов по сегодняшний день. Мы прошли чернуху, миновали порнуху, я не вникал в это и не позволял опрокинуться грязи на зрительские нервы, сегодня - понты и показуха. Настоящая драма и настоящая трагедия уходят из театра, ей на смену приходят полуфабрикаты, потому что так удобно и легко, потому что так проще. Это большая проблема нашего времени, и в театре в том числе. Спектакль "С любимыми не расставайтесь" начинается с того, что я показываю фильмы 50-х и 60-х годов: Марлена Хуциева "Июльский дождь", "Я шагаю по Москве", отрывки из поэтического вечера в Политехническом институте, где свои стихи читают Ахмадулина, Вознесенский, Рождественский, Окуджава. Между делом выяснилось, что многие молодые актеры не знают, о ком идет речь. Я восхищаюсь новым поколением людей, которые живут так, как будто день начинается с их рождения! Меня в последнее время расстраивает и то, что культура перешла у нас в разряд услуг населению - существуют ритуальные услуги или культурные? Так получается?

 

- На кинофестивале в ленте "Тайфун" вы сыграли очаровательного доктора. Мы вас еще увидим в кино?

 

- Одну мечту в тайне от всех я вынашиваю - очень хочу поставить фильм как театральный режиссер, поработать крупным планом с актерами, отразить душу - самый богатый океан в искусстве.

 

- "С любимыми не расставайтесь" - это призыв или мечта о том, чего бы хотелось, но чего никогда не будет?

 

- Конечно, это призыв, и я думаю, что это прекрасное название, потому что оно может быть расценено и как крик, и как предостережение - люди, что ж вы делаете, посмотрите, что вы делаете сами с собой! До какого состояния вы можете довести сами себя. "С любимыми не расставайтесь" потому, что дороже любви ничего нет. А еще, я думаю, любви без разлуки не бывает! Теперь, в наш "неуравновешенный век", главным становятся стабильность, комфорт и порядок. Бесстрашия все меньше, значит, меньше любви, потому что она как раз предполагает бесстрашие.